Володя Максимов и Лёша Аккалиев

Нормальный человек любит делать добро. Володя Максимов как раз из таких. Когда мы в свое время возили гуманитарку в ДНР и ЛНР, он был одним из самых активных жертвователей. Просто звонил:
— Татьяна, зачем человеку три пары ботинок? Две почти совсем новые. И размер ходовой, 42-й… Берете? А ещё есть постельное белье, книги, открытки. Но самое главное — мы только что выпустили плакаты с героями земли русской. Яркие, красивые. А ещё у меня есть образки с Михаилом Архистратигом… Это какое-то чудо, что один хороший человек, Василий Алексеевич, нашел в сносимом гараже целый мешок с этими образками. Разве не удивительно?
— Володь, мы же, в основном, по больницам, интернатам и детским домам… А это воин…
— Да мы все в жизни воины. Хотя бы со злом. Возьми!

На войне атеистов нет. Помню, как в феврале 15-го года за этими образками выстроилась целая очередь молодых крепких мужиков в «разгрузках». Это было на ступеньках театра оперы и балета в Донецке, куда на празднование 23 февраля было приглашение и у нас. Ещё живы были Кобзон (он весь вечер пел), Захарченко (лишь припадал на ногу после ранения), блестели медалями Моторола и Гиви, и зал был полон.
А те образки все, кому они достались, клали в нагрудный карман. Возле сердца.
А потом так же было в госпиталях, в школе-интернате, в больнице Первомайска, в Стаханове у Павла Дремова, которого тоже сейчас нет уже в живых. Взорван в своей машине
Так, вспомнилось все это почему-то. Да нет, не почему-то.

Просто Володя в очередной раз позвонил:
— Вашим подопечным хочу отдать кое-какие инструменты, книжки, вещи…
— Ты на Водном стадионе живёшь? Это же Ленинградка. Значит, по пути. Заеду с рюкзаком и сумкой.
— Не-е-т, рюкзаком здесь не обойтись. Надо на машине. Ещё собрал посуду, есть пилы, лопата, швабра. Много всего. Пригодится. Пусть там все работают. Лень — мать всех пороков!

Где брать машину? И тут вспоминаю о Лёше Аккалиеве. Который сейчас таксует сам на себя. А когда-то пришел после девятнадцати лет заключения в один из приютов… Сначала просто жить, работать и выправить документы. Чтобы на свободе — с чистой совестью. Потом стал руководителем большого социального дома-приюта. И вот теперь — обычный законопослушный гражданин. Не только не пьет, но и не курит. Занимается спортом. Иногда говорит, что мог бы открыть такой свой дом. Потому что он понимает людей в беде. Сам таким был. Знает психологию тех, кто сидел. Сам он отбывал срок за двойное убийство. д
Должны были расстрелять, но как раз в это время была отменена смертная казнь, вот он и отмотал свои два десятка лет в колонии строгого режима. Почему и за что убил? Долго рассказывать. А если коротко, то девяностые, рэкет, разборки, «стрелки» между своими, когда или ты, или тебя. И следов не найдут. Спортсмен Леша Аккалиев, воспитанник интерната с его строгими и своеобразными законами, решил, что лучше, если ты.
Леша никогда нам не отказывает. Если надо что-то перевезти, всегда соглашается. И денег не берет. А потом, когда уже приезжаем в Давыдково, со всеми и с каждым в отдельности переговорит, всем даст советы, по-домашнему попьет чайку. Самое главное, говорит, надо оставаться человеком. Всегда.
На снимке: Алексей Аккалиев и Игорь Богачев. Игорь только что вернулся с работы. Поест — и спать. А вообще он ответственный за все коммуникации в доме. Водопровод, канализация, газ — это его забота. У всех должны быть свои обязанности. Лень — мать всех пороков. Кажется, я опять цитирую?
А вот Володю Максимова сфотографировать забыла. Ну, в следующий раз!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *