Нешукшинский рассказ, или как бездомным выбрать деревню на жительство

Нешукшинский рассказ, или как бездомным выбрать деревню на жительство

Как людям в трудной жизненной ситуации решиться променять городской быт на деревенский и при чем здесь обрусевший швейцарец.

В 2019 году Фонд помощи социально незащищенным людям «Ремесло добра» выиграл второй конкурс Фонда президентских грантов с проектом «Выбираю деревню на жительство». Корреспондент АСИ отправился в поездку вместе с фондом и подопечными «Дома друзей», чтобы понять, как все-таки выбрать деревню на жительство.

Двадцать человек шумно выскакивают из московского хостела, арендованного благотворительной организацией «Дом друзей» на время пандемии COVID-19. Это люди без работы или без документов, без дома или с домом где-то очень далеко. Почти у всех в руках котомки, на лицах – радость, как у школьников, которых собирают на экскурсию.

Но поездка – не совсем экскурсия, а шанс посмотреть на другую жизнь и задуматься о своей. Ее цель – побудить людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, перебраться в сельскую местность и заниматься производственным трудом.

Швейцарец в русской глубинке

Держим путь в Калужскую область, Тарусский район, деревеньку под названием Лаговщина. Там живет человек, который держит крупное хозяйство, – швейцарец Йорг Дусс. Он перебрался в русскую глубинку около двадцати лет назад.

Йорг – давний друг фонда «Ремесло добра», он готов предоставить своим работникам жилье, обед, работу и зарплату. У него 32 гектара земли.

«Многие из людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, боятся уезжать в сельскую местность, потому что часто их забирают в рабство, отбирают документы. Это реальность. Мы проводники: можем дать рекомендации о руководителях этих предприятий и ферм, то есть потенциальных работодателях, и сказать ищущим работу, что здесь не обманывают, можно спокойно ехать», – рассказывает Дина Анишина, исполнительный директор Фонда помощи социально незащищенным людям «Ремесло добра», когда мы идем по чистому полю к хозяйству Йорга.

Дорога там разбита: с трудом проезжает русская «буханка» и резво пройдет телега с лошадкой. От последней дороги примерно десять километров по полю.

Приют в Давыдково

У «Ремесла добра» есть приют, расположенный в деревне Давыдково Клинского района Московской области. 28 соток земли, козы, куры и огород. По словам Дины Анишиной, первоначально они планировали обучать в Давыдкове бездомных людей, захотевших освоить сельское хозяйство. Но пандемия внесла свои коррективы: уроки пришлось делать в видеоформате и показывать в приютах и хостелах. Одни из первых уроков – как бороться с борщевиком и построить колодец.

От Давыдкова пошла идея занимать людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, сельскохозяйственным трудом.

«Многие люди, попадающие к нам в приют, нуждаются в том, чтобы мы их пристроили дальше туда, где они смогут зарабатывать, а не просто жить и ждать, пока решат их проблемы», – говорит Дина.

В Давыдкове нужно лишь обслуживать себя, заниматься огородом и хозяйством, восьмичасовой работы и подъема в семь утра нет. Там живут люди, которые ждут получения паспорта и должны оставаться рядом с московскими МФЦ или УФМС, ждут устройства в дома престарелых или оформления инвалидности. Тем же, кто хочет устроиться на работу и встать на ноги, «Ремесло добра» предлагает поехать в деревню. Среди групп, на которые нацелен проект, — как подопечные московских фондов, так и люди из центров социальной адаптации.

В партнерах фонда четыре хозяйства, в том числе ферма Йорга.

«Сейчас мы планируем популяризировать это среди других хозяйств и привлекать к проекту других фермеров. На это требуется время. Абы к кому отправлять людей нельзя: мы тоже должны с проверенными людьми работать, могут быть злоупотребления по отношению к бездомным людям», – рассказывает Анишина.

Швейцарский сыр в русской деревне

В Лаговщине подопечных «Дома друзей» водит по хозяйству жена Йорга. На территории сараи и вольеры для скотины, хозяйственные помещения и несколько жилых построек. В их числе – общежитие для работников фермы. Пока мы прогуливаемся, смотрим на цветы и испачканные морды свиней, вокруг кипит работа. Кто-то чистит картошку на ужин, спрятавшись в теньке террасы, кто-то тащит на тачке ворох травы для коровы. Она в стойле одна, остальные – на прогулке вместе с пастухами.

Работы много, роняет жена Дусса.

Как рассказывает Анишина, к Йоргу попадают разные люди: например, фонд устроил туда девушку, которая после детского дома оказалась в ПНИ. Бывают здесь и те, кто просто приезжает на сезон, как в летний лагерь.

«Здесь готовы к тому, что от нового человека могут быть сюрпризы, что он окажется странным, что у него могут быть обострения, что он может уходить в запой. Главная особенность хозяйства Йорга в том, что они не будут от этого шарахаться. Знаете, многие работодатели могут так: ой, зачем нам эти? От них никакого толка!» – говорит Дина.

У Йорга за плечами много благотворительных инициатив. Он обеспечивает всех бабушек тарусского района дровами на зиму. И помочь людям, попавшим в беду, тоже готов.

«На самом деле люди в трудной жизненной ситуации мало отличаются от простых наемных рабочих. У последних тоже могут быть те еще «секреты». Нам ведь кажется, что бездомность так далеко от нас, а она близко. Иногда смотришь на человека, оказавшегося на улице, и даже подумать не можешь, что он такой: вроде и работал где-то, и все было хорошо, но потом что-то случилось», – считает Дина.

Несмотря на то, что хозяйство Йорга «более демократично» – в Давыдкове запрещают мат, пьянство и блуд, а швейцарец к этому более лоялен, – тут все по расписанию. В семь часов — завтрак, в одиннадцать – чаепитие, в час – обед, в пять – чай, в семь – ужин. А меж тем много разной работы: и стройка идет, и лес валится на дрова, и полоть надо, и косить сено, и варить сыр – здесь есть место более чем для сорока разных профессий.

«Работу нам здесь диктует природа и погода, – замечает Йорг. – К осени урожай, надо все собирать».

Сарафанное радио для результата 

«Этот проект имеет отсроченный результат: не может быть такого, чтобы рассказал и все сразу дружными толпами побежали в деревню. Даже если мы просто показали это место людям и как-то вдохновили, даже если они пока никуда не поехали, все равно это уже результат», – рассказывает исполнительный директор «Ремесла добра».

Шестеро подопечных фонда уже начали работать на ферме Йорга Дусса, еще столько же задумались, не поменять ли им место жительства на деревню.

«Самое интересное, что из шести человек, которые уехали, только двое были на наших мероприятиях. Это указывает на отсроченный эффект от поездок и рассказов. Не факт, что это сработает именно на том человеке, которому ты рассказал и показал.  Может, он расскажет своему знакомому или приятелю и тот вдохновится, позвонит нам и спросит, как туда попасть», – говорит Дина.

Свозить всех людей в трудной жизненной ситуации посмотреть на сельские хозяйства «Ремесло добра» не может, поэтому записало несколько видеороликов, которые теперь показывает в приютах и хостелах.

В фонде также составляют психологические портреты подопечных. Людям предлагается пройти несколько опросов.

«Цель опросника – выявить общие черты у этих людей, понять, какой этот человек, который хочет ехать в деревню или который не хочет, и почему. Понять особенности, иметь представление о том, с кем мы работаем», – объясняет Анишина.

К октябрю-ноябрю выйдет полноценное исследование.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *