Проект продолжается

Опять позвонил человек с просьбой отправить в деревню на жительство. История простая. Нет больше СССР, и нет возможности русскому человеку жить в бывшей братской республике. С семьёй не задалось. Документы на гражданство поданы. Но вмешался ковид. В общем, ты никто, и звать тебя никак. В Москве прожить, конечно, можно. Но уж очень суетно. И унизительно для тех, кто ещё не совсем себя потерял.
Это услышав о нашем проекте, попросился в деревню тезка второго космонавта планеты. Но чтобы надёжно. Чтобы не превратиться в раба. Чтобы вовремя платили зарплату. Чтобы были сносные условия жизни. Чтобы можно было выезжать в город (документы все равно делать надо). Ну, и чтобы мы его, в случае чего, не бросали.
Сейчас получилось так, что существуют два разных потока. Один — мощный — по оттоку жителей из малых городов, где нет работы, в мегаполисы. Уезжают оттуда трудоспособные, молодые и рисковые.
Второй поток, нет, скорее, прерывистый ручеек, — обратный. Там, в основном, романтики-идеалисты и те, кого пород пережевал и выплюнул за ненадобностью. А есть ещё те, кто и рад бы поехать, но не знает, как и куда. Готов бы и к фермерам. Но возьмут ли? И как относиться будут? Попробовать, конечно, можно… Это те, кто оказался в сложной жизненной ситуации. Попросту, бездомные.
Сейчас наш проект «Выбираю деревню на жительство» почти завершен. Почти — потому что деньги, заложенные в гранте, давно закончились. Но жизнь продолжается. Когда писали заявку в Фонд президентских грантов, представляли все так: приглашаем людей из приютов в ознакомительные поездки к фермерам, потом находим желающих, ведём подготовительную работу, отправляем, остаёмся на связи.
Ковид внёс свои коррективы: маски, перчатки, запрет на коллективные мероприятия. Пришлось спешно менять концепцию. Несколько поездок все же совершили. Сняли ролики. Показывали их в приютах.
Кстати, Герман Титов позвонил как раз после того, как увидел ролик. Какой именно из нескольких, не знаем. Может быть этот:

Это мы снимали в хозяйстве «самого русского швейцарца» Йорга Дусса. Между прочим, там, в леднике, построенном по старинным русским традициям, хранятся драгоценные, конечно же, швейцарские, сыры, изготовленные из молока российских буренок. А тот сыр, что отмечен красным, называется, если в переводе, то «Голова монаха» и стоит килограмм его на рынке ровно пол-пенсии среднестатистического ветерана. Но речь сейчас не об этом. А о том, что премудростям сыроварения, как и скотоводства или растениеводства, может научиться тот, кто решится поменять судьбу.
А вообще, все это очень непросто. Говорю не только и не столько о сыре. Но десять человек решились. Пока не пожалели. Кто поехал на месяц-два, кто — на год. А кто сказал, что на всю жизнь. Посмотрим. Сейчас подбираем в деревнях новых надёжных партнёров из фермеров. Некоторые уже находят нас сами. Говорят, что правильно делаем. И что такая площадка давно была нужна.

Текст: Татьяна Федяева

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *