Галина

Родилась идея написать в алфавитном порядке обзор каких-то качеств, проблем, идей, событий, которые меня поразили за годы общения с теми людьми, которых принято называть бездомными. Например,
А — алкоголь,
Б — болезни,
В — вера и т.д…
Конечно, после каждого такого слова можно наваять целое исследование. Но этого, скорее всего, не будет. Размеры моих заметок продиктованы временем, которое провожу в электричке. Тогда и пишу. Как и сейчас.
Слово и качество, которое давно не даёт покоя, это Стыд… Сейчас определения, выраженные такими словами как стыд и совесть звучат нечасто… Давно уже не слышала обращённого к кому-то: «Ни стыда у тебя, ни совести…»
Галю я знала несколько лет. Она жила не в нашем приюте (его тогда ещё не было). Она была красива, как может быть красивой женщина 50+. Но не это главное. В ней были природное достоинство, умение держать себя. Она работала на «швейке». Брюки кому укоротить, простыни отремонтировать и прочее.
Когда мы в очередной раз собрались в 2015 году в обстреливаемый Донецк, то решили отвезти в больницы и детдома постельное белье. Закупили ткань и отдали ее на «швейку». Решили, что им, несчастным женщинам, тоже надо дать заработать.
В госпиталях, больницах, в интернатах благодарили. Не верили, что это сделали те, кто сам в крайне трудной жизненной ситуации.
Когда вернулись из ДНР, привезла на «швейку» благодарность из Макеевки и деньги, пожертвованные нашими благотворителями за труд мастериц.
…Галя встала, припадая на палку. У нее были больные ноги, жестокая гипертония… Глаза ее горели:
— Татьяна! Ты что, обидеть нас захотела? Неужели думала, что возьмём эти деньги? Это же стыдно! Лучше, когда поедете в следующий раз, купите детям фруктов на них!
Как-то мы разговорились о ее судьбе. Как когда и почему произошло то, что она, вполне образованная, трудолюбивая, неглупая, оказалась в такой ситуации. И вообще, надо о пенсии подумать… Она махнула рукой. И, обычно закрытая и не щедрая на разговоры, рассказала…
Небольшой сибирский городок. Девяностые. Муж. Дочь. Жить надо. А трудно. И поехала Галя в Москву продавать кедровые орехи, которые муж в тайге бил.
На рынке шум, гам, толпы людей, рэкет, деньги не чета сибирским. Жизнь кипит. Но это все ерунда. Галя в свои 30++ влюбилась в москвича. Влюбилась до потери пульса. Нет, не нужны были ей столичная прописка, его квартира, зарплата. Нахлынуло так, что жить не могла без него. Ну, бывает же такое иногда! У кого день-два, а у кого и годы…
Он, тот, ради кого она бросила семью, оставшись в Москве, умирает. Инфаркт. А они, понятное дело, не расписаны. Потому что она с родным мужем не оформила развод. Стыдно было тому в глаза смотреть. Уехала — и как отрубила. Переживала? Конечно.
Родственники москвича по-доброму попросили съехать с не принадлежавшего ей жилья. Пригласили иногда приходить в гости. Зла никто ни на кого не держал. Закон есть закон.
О жизни на вокзалах писать не будем. И так всё ясно. Потом приют. Пенсионный возраст.
— Галя, давай документы собирать. Чтобы стаж подтвердить. Чтобы, наконец, могла потом в дом-интернат устроиться. Вон, сколько у тебя болезней. В приюте такой помощи не окажут…
— Пойми, мне за всеми документами надо ехать в Сибирь. А как представлю глаза дочери, плачу, рыдаю. Никогда она меня не простит…
— Ну, сейчас ехать не обязательно. Есть интернет. Наконец, там ещё родные, знакомые. Они помогут.
— Ты меня не понимаешь? Я бы на коленях туда ползла. Но ведь не простят. Дочь уже наверняка замуж вышла. Детки должны быть. Я бы никогда не простила! Хоть бы глазком увидеть! Но, Господи, как же стыдно…
Умирала она тяжёло. Мне звонили из приюта. Хотели узнать о ее родных, чтобы им сообщить. Что могла ответить? Что она из Канска или даже из какого-то поселка рядом. Ничьих имен она никогда не называла. Было впечатление, что боится этим сделать им больно.
Простили бы они ее? Неизвестно. И никто уже никогда не узнает. Известно только, что ей было стыдно. Очень.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *