День Рождения бабы Люды

В 85 бабка ягодка опять!
В самый канун своего дня рождения на стыке нашего и соседского участков обнаружила Людмила Ивановна на кусте малины ветку со спелыми ягодами. Наш куст? Чужой?
— Берите, берите! — махнула соседка. — Я вам и саженцы этого сорта дам!
А баба Люда с этой веточкой направилась ко мне:
— Попробуйте!
Ягоды оказались сочными и кислыми. Солнца в октябре было мало.
А потом сидела за столом Людмила Ивановна и то и дело заводила молодым голосом:
— Сладку ягоду рвали вместе… Горьку ягоду я одна… Сладкой ягоды только горстка, горькой ягоды два ведра…
И плакала. А потом, когда уже вручили ей все подарки (теплая куртка от «доктора Лизы», от нас настенный календарь с цветами на обложке, духи, (женщина ведь!), плотные колготки на выход, книги с дарственной надписью от авторов и многое другое) она плакала и только все повторяла:
— Простите меня, если в чём виновата! Простите! Ради Бога простите!…
А потом, уже тихонько, чтобы никто не слышал, мне:
— Не отдавайте меня в дом престарелых… Все буду делать. Простите, если можете…
Эх, Людмила Ивановна! И рады мы были бы тебя туда пристроить, да не берут! Говорят, что иностранка. И никакие уговоры вроде того, что русская, в России родилась, что отец репрессирован был и сгинул, что детдомовка и труженица, каких мало, никакой роли не играют. Вот когда будет паспорт гражданки РФ, тогда и приходите. А никто не задумался, сколько ботинок надо нам с ней износить, чтобы этот документ получить прежней жительнице Узбекистана? А сил нет. Только и остались на грустную песню про горькую ягоду, которую, ягоду эту, ест она и ест без передыху.
Дочка ее пошла в экстрасенсы. Модно и денежно! То ли ее какие-то черные силы этому научили, то ли фильмов каких насмотрелись, то ли ещё что, но несколько лет подряд заставляла она свою мать побираться. И била. Нет, не просто так, а за дело. Если вечером приносила меньше трёх тысяч… Много чего страшного можно рассказать. Но не будем.
Потому что у гражданки Узбекистана, русской женщины, родившейся незадолго до Великой Отечественной войны, у Людмилы Ивановны Крашенинниковой день рождения. Ей, правда, всего 84. Пошел восемьдесят пятый год. А что? И встретим, и отметим. И скажем, в 85, что она ягодка опять.
И пусть горькой ягоды будет меньше у каждого из нас. Иногда кажется, что бабуля уже забыла об издевательствах. Лишь только по привычке просит на всякий случай: простите меня, пожалуйста!
Оказывается, человеку хоть в 8, хоть в 80 лет надо, чтобы его любили. Или хотя бы жалели. Нельзя без этого. Если найду, выставлю фото, какой она к нам пришла. Просто для сравнения. Была у нее одежда 42 и 44 размеров. Сейчас — пятидесятого. Когда что-то ей привозишь, всегда говорит:
— Ну, зачем же на меня тратиться? Простите меня и все…
Прощаем. Хотя и не знаем, за что. За все, что было. Берём вину на себя.
Сладкой ягоды только горстка. Горькой ягоды два ведра. Или три.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *